Социальная ответственность бизнеса: отечественные грани и зарубежные стандарты

Александр АГЕЕВ, Елена КАРПУХИНА.

“Экономические стратегии”, 2002, №2, стр. 60-63

Сокращенная версия доклада в рамках проекта создания национальных центров социальной ответственности бизнеса. Проект реализуется под эгидой Международной организации труда, Правительства РФ, Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, Ассоциации менеджеров, а также международного проекта «Пайдейя»

Испепеляющий сон разума

В шлейфе комментариев к главной стратегической директиве года в России, Посланию Президента Федеральному Собранию, один оказался диагностически беспощадным: “Боль Путина” (“Ведомости”, 19 апреля, Л. Бершидский). Суть комментария в следующем: Путин – не волшебник и даже не стратег, но и тактикой заниматься – не царское дело. Он оказался в роли гендиректора компании, потерявшей первенство на рынке, продолжающей проигрывать в жесткой глобальной конкуренции и не имеющей будущего без новаторских, агрессивных решений, но сам гендиректор ничего взрывного, нового придумать не способен, а менеджеры решают лишь сиюминутные задачи. Вот и весь сказ. Но справедлив ли приговор?

Бизнес по образу и подобию

Деловая жизнь соткана из причудливых гибридов многих производных от внутренних образов и образований тех, кто в ней участвует. От этих образов – и свет, и тьма, окутывающие реалии бизнеса. Свет – от творческих взлетов, подвигов созидания, благотворительности, нестяжательства и социальной ответственности. Тьма – от всепоглощающих страстей сребролюбия, от смысловых контекстов, в которых или правил нет, или если есть, то они не выполняются, от того, что “всегда найдутся эскимосы, которые выработают для жителей Бельгийского Конго директивы поведения в самый разгар жары…”. Тьма от того, что в иных контекстах и Иуда может предстать удачливым бизнесменом…

Нельзя изобрести новые ноты

Беседа с художественным руководителем Государственного академического Малого театра Юрием Мефодьевичем Соломиным.

Паутина рисков

“Все вооруженные пророки побеждали, а все безоружные гибли”, – со знанием дела когда-то сказал Н. Макиавелли. Недавно один зарубежный журнал констатировал: весь ХХ век в мире бизнеса были в ходу заимствования идей и понятий из военных теорий, тогда как в настоящее время именно военные обращаются к теориям менеджмента как творческому резервуару разработки новейших вооружений.

Масштаб несказанного

Есть тревога профессионала там, где у дилетанта нет и намека на тревогу. Есть строгость допуска к тайне. Есть “святая ложь” хирургов и “нас возвышающий обман”. А есть и оглушающая тишина, “когда поющая струна, печально вскрикнув, замолчала…”.

Ума_много@денег.net

“Ума много – денег нет” – с таким диагнозом рождаются, как-то живут и когда-то умирают многие, если не все организации. И хотя можно очень долго жить на деньги, которые ждешь, хотя подавляющее большинство компаний вообще не ставит в качестве цели своего существования прибыль, все-таки замечено: “деньги – это чеканная свобода”, а “великая идея – та, которую можно продать”.

Сим победиши…

“И невозможное возможно. Дорога дальняя легка…” Не в этом ли синтезе несовместимого, не в парадоксе ли скрыта главная тайна стратегического управления? В выходе “за флажки” из повиновения стереотипам – “жажда жизни сильней”? Не только в приведении целей в соответствие с возможностями, но и возможностей – с целями состоит сокровенная суть подлинно управленческого действия.